21:38 

Болтология архангельского маштаба.

- Но почему, Джон, почему? - спрашивала мать. - Почему ты не можешь быть таким же как все? (c)
Ещё не правила имена на повторение.
Перечитала - лучше бы не делала этого. ООС, разговоры, неадекватные герои.


Дин громил подвал. Древние книги с хрупкими страницами, которые Сингер собирал всю свою жизнь, разлетались по помещению как бабочки, немногочисленная мебель валялась бессмысленной кучей на полу. Винчестер молча наносил удары по всему, что попадалось, последние несколько раз он увлеченно, со всей дури бил в стену. Картина попахивала сюрреализмом, и Сэм чётко это осознавал, потому что рядом стоял Бобби и ничего не делал. Потому что с этим уже ничего не поделаешь – злобно прошептал тоненький голос у младшего внутри. Сэм тоже не пытался остановить брата.
Последние дни ничего хорошего не принесли. Сэм нахмурился, вспоминая. Конечно, упрямый Дин даже и не думал преклонять голову. В том темном подвальном помещении он матерился, богохульничал и говорил такие вещи, какие в твёрдом уме никогда бы не сказал. Никому. Кроме Сэма. Старший Винчестер орал на Кастиэля, называл того идиотом, убеждал в чём-то. Новый Бог помолчал, потом наклонил голову в жалкой пародии на привычное движение ангела, кивнул в сторону Сэма и бесшумно исчез. Удивительно, но они остались живы. И после того легкого наклона головы стена Сэма больше не беспокоила. Все воспоминания остались, но не было так больно. Дин и не думал перестать кричать – теперь он звал Бога обратно. Никто так и не появился.
Когда они проходили мимо груды искореженного металла, которая когда-то была Импалой, Дин даже не остановился. Не оглянулся. А теперь как с цепи сорвался.
Хватит – тихо сказал Бобби – мы ничего здесь не найдём.
Дин как марионетка замер, невидящим взглядом обвёл комнату и пошел наверх, в гостиную. Сингер остался собирать свои драгоценные книги, а Сэм поплёлся за братом. Тот схватил первую попавшуюся футболку, намочил в раковине и принялся с остервенением оттирать со стёкл Энохианские знаки. Когда он провел тряпкой по третьему, в комнате полыхнуло.
На диване, развалившись, восседал Габриэль. Тушка у него была та же.
Ну, наконец-то – протянул он – я уж думал вы свои художества никогда не смоете.
Постучать в дверь, гений, конечно, не дано было – как-то заторможено, на автопилоте сказал Дин.
Несолидно – ответил Габриэль, шелестя фантиками в карманах.
Винчестеры ошеломленно уставились на него.
Ты жив – выдавил из себя Сэм - Это действительно ты
Габриэль подтянул к себе лежащий рядом ноутбук и вытащил конфету в шуршащей упаковке – насколько я знаю, да.
Но как?
Отец наш не только Кастиэля любит – он, не поднимая головы, быстро что-то печатал. При звуке знакомого имени Дин ощетинился, сделал два шага вперед и угрожающе наставил на Габриэля тряпку.
Надеюсь, ты пришел не просто …
Да, да. Как же я забыл. Никаких фанфар и радостных приветствий. Одно только надо, дай, сделай. Не удивительно, что Михаил выбрал тебя своим весселем, а Кастиэль сбежал куда подальше.
У Дина побледнели веснушки. Сэм знал, что так бывает, когда тот очень взволнован или слишком зол. Первый раз Сэм это заметил, когда говорил брату, что уезжает в Стэнфорд. А последний лучше вообще не поминать всуе – отметил про себя он.
Расслабься, твоя подружка ещё тебя не бросила. Не понятно, правда, почему – Габриэль сделал руками какой-то бессмысленный и сложный пассаж, беззаботно усмехнулся и запихнул в рот красный леденец на палочке, который он достал непонятно откуда и непонятно когда.
Тогда какого черта он слинял? – полностью проигнорировав часть про подружку, как-то по-детски обидчиво выкрикнул Дин.
А вот это интересный вопрос – Габриэль изобразил серьёзность и, поправляя невидимые очки, начал размахивать леденцом - Сэмми, а ты чего молчишь?
Не называй так моего брата– тут же отреагировал Дин.
Габриэль в ответ на это лишь пригрозил ему леденцом – Кстати, ты имеешь в виду тогда или сейчас?
Дин помрачнел ещё больше, на лице его явно читалось желание достать ангельский клинок и нашинковать архангела в капусту. Сэм поспешил вмешаться.
Кастиэль мог нас уничтожить. Даже хотел, наверное. А потом просто исчез и слова не сказал.
Габриэль закатил глаза и тяжело вздохнул – Ну конечно. Мечтал стереть с лица земли. Особенно вот этого вот – леденец, мистическим образом уменьшившийся почти наполовину, был обвиняюще направлен на Дина. Тот нахмурился, потом видимо пришел к какому-то решению и неожиданно немного расслабился.
Архангел покачал головой и продолжил.
Кастиэля распирает. Все эти души. Ему ещё собственных эмоций не хватало. Вот он их и избегает, как может.
Что ты имеешь в виду?
Человеческое тело – такая хрупкая штука.
Отец создал вас по своему образу и подобию, что ж, мне всегда было любопытно, вот я и спустился на землю. Удивительно, как все эти души, рядом с которыми мощь ядерных реакторов даже рядом не стояла, хранятся внутри и не взрывают сосуд одним своим присутствием. Ни Люцифера, ни Михаила это почему-то никогда не интересовало.
А зря. Такое идеальное оружие.
Ближе к делу, пернатый – недовольно пробурчал Дин откуда то со стороны стола
Габриэль скептически посмотрел на него, повертел в руках леденец и продолжил.
Ведь всё оказалось элементарно. Душа разрушает оболочку. Не способная долго находится взаперти, сверкающая как тысяча солнц – благословение и проклятие одновременно. Также как свобода воли. Поэтому люди так быстро стареют и мало живут – они сгорают изнутри.
Поэтому Кас?
Да. Он слишком привязался к своей оболочке, а без сосуда вообще Кастиэль их долго не удержит. Все души стремятся на волю.
Значит всё, что нужно сделать – это вытряхнуть Каса из Джимми?
О, да, придурошный, выгнать Бога из уже мертвого тела – дело плёвое – Габриэль закатил глаза. Язвящий Габриэль был больше похож на себя. Точнее более привычен, чем то странное, старое существо, спокойно рассуждающее о сущности и сотворении людей. Сэм подумал, что это действительно невероятно. Он не знал, насколько велика человеческая душа, но вот архангел, закованный в крошечное, низкое даже по-земным стандартам тело - невозможно представить. Неудивительно, что они постоянно забывали, ЧТО он такое.
Я всё слышал – не обращая внимания на взволновано говорящего Дина, Габриэль тыкал пальцем в Сэма. Леденец он при этом изо рта не вынимал, поэтому получилось нечто похожее на - я восё хлыхал. А если бы он встал, то макушка его была на уровне Сэмовых плеч.
И вообще – закончил тем временем свою тираду Дин – ты сам то носишь всё ту же тушку.
Габриэль тяжело вздохнул и вытащил конфету изо рта. Иногда вы люди бываете такими скучными. К вам хрен два придёшь, не попросишь, даже по-дружески – эй, чувак, дай тело попользовать. Девочки прилагаются. Все сразу к психотерапевтам бегут. А у меня на пальце заноза, а у меня левый бок заколол и голоса в голове ссорятся. Он удрученно пожал плечами. И хоть бы один сказал- О, хорошо, Габриэль, не проблема – давно хотел прокатится на настоящем живом ангеле! Им всё докажи, да покажи.
То есть - самоуверенно ухмыльнулся Дин – ты просто не можешь уговорить обыкновенных людишек делать то, что тебе хочется.
То есть – тяжело посмотрел на него Габриэль - я спасаю их крошечные умишки от перегруза. Или тебе объяснить попроще, с помощью телевизора?
Дин уже открыл рот, чтобы ответить что-то такое же вредное, но не менее глупое, когда Сэм в замешательстве замахал руками.
Воу, воу, воу, подождите – медленно произнёс он – если Кастиэль и вправду настолько могущественен, то как ты сделал так, что он не вмешивается в наш разговор?
Никак – Габриэль удивленно нахмурился – он всё слышит.
Винчестеры переглянулись.
Иии – вопросительно протянул Сэм, в то время как Дин раздраженно сложил руки на груди.
Что и? – переспросил архангел, щелчком пальцев материализуя из воздуха ещё один леденец. Палочку от первого он спокойно выкинул прямо на пол. Дин проследил траекторию её полёта, но ничего не сказал.
Почему тогда он не здесь? – попробовал ещё раз Сэм. Его старший брат как-то резко выдохнул при этих словах.
Габриэль оглянулся на Дина и вопросительно поднял одну бровь – А с чего бы ему?
Ну, мы, как ни как, строим планы, чтобы его свергнуть – Сэм развел руками, будто извиняясь.
Архангел фыркнул. Не считает это угрозой? Уже предпринял меры? Без понятия – сказал он, поднимаясь с дивана. Моя философия проста – не касохульствуй и будет тебе вечное счастье и не кончающиеся печеньки.
Он убивает ангелов, объявил себя Богом, уничтожает всех, кто хоть каплю не согласен – хрипло сказал Дин - а ты так легкомысленно... Сэм судорожно сглотнул, звучало это действительно ужасно.
Да, я помню. И всё это ради тебя - тихо и грозно произнёс архангел Габриэль. В его потемневших глазах была древняя ярость, словно он позволил на секунду показать свою истинную сущность. Он был ниже братьев, но вокруг его фигуры затрепетал воздух, задрожали, забегали тени. Так сразу, без какого-либо перехода, в полутемной гостиной вместо низенького смеющегося ловкача оказалась сущность настолько мощная и великая, что заполнила собой всё пространство. За окном замолкли все звуки, воздух стал наэлектризован сверхъестественной силой. Силуэт архангела даже не светился, не туманился, он просто выделялся из окружающей реальности, будто продавленный чудовищным натиском. Комната гнулась и ломалась, температура настолько упала, что заставила смертных в комнате потеть. У Сэма слезились глаза, невидимый ветер бил по лицу, словно он стоял в эпицентре урагана. Но он не мог дольше смотреть на архангела не только поэтому – всё существо его трепетало. Дин же не отводил взгляд от небесного посланца, даже не моргал. Его кулаки были настольно сильно сжаты, что ногтями он пропорол кожу, и теперь кровь неслышно капала на ковер. Из-за тебя всё это началось – пророкотал Габриэль, не повышая голоса – Ты всё это и остановишь. По твоему слову мой брат пал и умер, теперь исправь содеянное.
Сэм мог поклясться, что на секунду на противоположной стене он четко увидел мерцание огромных крыльев, а затем всё прекратилось. Разом и неожиданно. Сэм с удивлением увидел, что комната не была повреждена, хотя он был уверен, что одним разгромом тут дело не обойдётся, скорее порушенными стенами и выжженной землей с размахом взрыва миль этак на пять. Но даже бумаги на столе у Бобби остались лежать в идеальном порядке, по крайней мере, в его понятии. И казалось, что ничего вообще не произошло, только у Сэма всё ещё отчаянно дрожало что-то внутри, а Дин слишком крепко и упрямо поджал губы. Сэм знал, что ещё чуть-чуть и его старший брат заплачет.
Уловил мессадж? – внезапно продолжил Габриэль, выбрасывая очередной фантик. Когда на полу успела собраться целая горка его собратьев, было совершенно не понятно. Архангел спокойно наклонился и нажал пару клавиш на ноутбуке.
Чё приперся тогда, нотации мне читать? – спросил Дин, с трудом разжимая кулаки.
Сэм вздрогнул. Защитная реакция Дина больше походила на механизм самоуничтожения.
Габриэль закатил глаза – я не верю, что вы ещё живы. При таком-то подходе.
Он постучал ногтем по монитору. – Знаешь, недалёкий, попробуй хоть раз воспользоваться Интернетом не для того, чтобы скачивать порно.
Дин аж подавился. Это Ты мне говоришь? – возмущенно сказал старший.
Габриэль лишь цокнул языком. Затем странно посмотрел на Сэма и растворился. На этот раз обошлось без всяких спецэффектов, и только шелест невидимых перьев пронесся по комнате. Правда Сэму почудилось, что в глазах архангела, уже не темных от переполняющей их силы, а обычных, человеческих, промелькнула совсем не земная, древняя и непонятная скорбь.
Дин беспомощно поднял свои кровоточащие руки к лицу. Он внимательно осмотрел сбитые костяшки, расцарапанные ладони. Сэм заметил, как сильно они дрожат. Старший ссутулился, под его глазами, бледными и будто выцветшими, залегли почти фиолетовые тени. Что бы не происходило с Кастиэлем сейчас, это уничтожало его брата. Сэмов ад мог подождать, потому что Дин был практически сломан.
Тот, будто почувствовав на себе изучающий взгляд, резко выпрямился.
Читай –приказал он и вылетел из комнаты.
Сэм вздохнул. По крайней мере, теперь они были не одни. Архангел был жив и ненавязчиво, как он это мог, предложил помощь.


URL
Комментарии
2011-06-17 в 11:23 

пострадавший на производстве
Правда нужна только для того, чтобы ее насиловать. (с)
поставить тире перед репликами, а то читать тяжело...
Все-таки незнание матчасти убивает) пришлось долго втыкать прежде чем дошло, что же п

   

Остался месяц

главная